Севастополь

- -
- -

 

 

 
Севастопольские маршруты

В данном разделе нашего сайта представлена самая подробная информация по туристическим маршрутам Севастополя. Для перехода на основную страницу раздела нажмите здесь

Если у Вас есть какая либо дополнительная информация по маршрутам Севастополя - пишите нам по адресу: [email protected]

 
Сапун-гора
 

САПУН-ГОРА

Вряд ли нужно говорить, что Сапун-гора знаменита героическим штурмом в мае 1944-го, предшествовавшим освобождению от фашистских захватчиков Севастополя и всего Крыма. Но в географическом смысле термин «Сапун-гора» шире - он обозначает не только прославленную вершину, но все плато от Караньских высот, стоящих вдоль дорогц на Балаклаву, до обрывистых склонов к Севастопольской бухте. Это пространство представляет собой слегка всхолмленную равнину, местами покрытую мелким лесом, сосновыми посадками и дачными участками горожан. Две возвышенности на плато имеют собственные названия — Казачья и Суздальская горы.

Слово «сапун» (или «сабун») тюркского происхождения, в переводе означает «мыльный». Какой смысл за ним кроется? Известный ученый А. Л. Бертье-Делагард полагал, что название возникло во время Крымской войны и поводом послужила крутизна подъема, на котором лошади покрывались пеной — «мылом». По мнению краеведа В. Г. Шавшина, топоним появился потому, что на склонах горы добывали мылящуюся даже в морской воде глину - кил.

Кровопролитные бои шли здесь и в годы Крымской, и в годы Великой Отечественной войн.

Начнем же с Крымской войны, с Балаклавского сражения, а точнее - с поисков того места, где стоял лорд Раглан, главно­командующий английской армией, со своим штабом в роковой для англичан день 13 октября 1854 г., наблюдая за ходом сражения. С собой мы взяли книгу А. В. Кинглека «Крымское вторжение», в которой описание событий, очень точное и по-британски обстоятельное, подкрепляется многочисленными и подробными планами.

Место расположения наблюдательного пункта Раглана найти было несложно. Искать надо было точку, откуда видна вся долина от Федюхиных гор на севере, горы Гасфорта на востоке до Бала­клавы на юге. Слегка выдвинутый в долину уступ Сапун-горы идеально подходил для наблюдения и использовался с этой целью не только англичанами. На нем сейчас стоит небольшой памятник, отмечающий место штаба 7-й бригады морской пехоты, который находился здесь в 1941-1942 гг.

День 13 октября 1854 г. выдался теплый и солнечный, земля была на редкость сухая и пыльная. Железной дороги, пересекающей долину, тогда не существовало, а виноградники лепились только у подножия Федюхиных высот и небольшими участками у Сапун-горы, поэтому ничто не мешало движению русской и английской кавалерии, схватками которой и ознаменовалось сражение.

В шесть утра русский генерал Гриббе со своим отрядом вошел в село Камары (ныне Оборонное, оно у нас на горизонте к востоку), установил там пушки и открыл огонь по редуту № 1 на холме Канробера. Холм, покрытый лесом (правда, с проплешинами), несколько ниже села и ближе к нам, до сих пор видны на нем следы валов, амбразур, рва и дороги, но которой втаскивали наверх тяжелые крепостные орудия.

После артиллерийского обстрела Азовский полк начал штурм редута и взял его после ожесточенной рукопашной схватки. Гарнизоны всех других редутов поспешно покинули свои укрепления и бежали в сторону Балаклавы. Мы не можем видеть холм, где стоял редут № 2, он ниже прочих, но место редута № 3 на холме Араб-Табиа хорошо заметно.

Расположение четвертого редута нельзя указать с уверенностью: холмов, на котором он мог быть, оказалось два. Сейчас все эти возвышенности называются Семякиными высотами - в честь генерала К. Р. Семякина, который с Азовским полком брал редут № 1. Теперь мы направили взоры к белым домикам села Хмельниц­кого на берегу реки Черной, у подножия горы Гасфорта. До них от нас километра три-четыре. С этого места (села тогда не было) после занятия редутов двинулась русская кавалерия под командованием генерала И. И. Рыжова. Она устремилась к Кадыковке (тогда предместье Балаклавы), но путь ей преградил 93-й шотландский полк. Генерал Рыжов не мог без пехоты штурмовать Балаклаву, в его задачу входило «прощупать» врага, поэтому русские повернули вправо, к Сапун-горе. Здесь и произошло их столкновение с английской Тяжелой бригадой. После восьмиминутной ожесточенной схватки прозвучали трубы, и русская кавалерия исчезла так же внезапно, как и появилась, оставив Тяжелую бригаду в расстройстве и с потерями.

Вот теперь приближается самый драматический момент Балаклавского сражения: лорд Раглан увидел, как русские готовят к отправке в тыл орудия с Араб-Табиа. Представить, какова обстановка на втором и первом редутах, он не мог, но предположил, что там происходит то же самое. И он посылает капитана Нолана, одного из адъютантов, вниз с приказом лорду Лукану, командиру всей английской кавалерии, атаковать и помешать вывезти пушки.

Мы разглядываем крутой склон Сапун-горы (сейчас он террасирован), по которому стремительно спускался Нолан, место у под­ножия горы, где он нашел Лукана. Лорд не видит пушек, увозимых с Араб-Табиа, но видит внизу, в конце долины русскую двенадцати-пушечную батарею и бросает туда Легкую бригаду, бросает в страшную трехкилометровую атаку.

Вот это место слева от Ялтинской дороги, откуда шагом, а потом рысью двинулись семьсот всадников Легкой бригады, из которых только каждый четвертый останется в живых. А вот место (за перекрестком на Инкерман, сейчас там виноградник), где Нолан, догадавшийся об ошибке Лукана, пытался повернуть бригаду вправо, на занятый русскими редут. Здесь он бросил лошадь в галоп, обогнал строй и поскакал к редуту, указывая на него шпагой. Здесь же Нолана настиг осколок русской гранаты и он погиб, не понятый кавалеристами и их командиром, посчитавшим его поступок недопустимым нарушением субординации. Затем наступила развязка: слева и справа - с Федюхиных высот и бывших турецких редутов на английскую кавалерию неслись тучи пуль и снарядов. Атака, взятие батареи, отступление - и все под ураганным огнем... «Долиной смерти» назвали англичане это место. Их памятник стоит в геометрическом центре Балаклавской долины у холма Араб-Табиа, на нем написано по-русски и по-английски: «В память тех, кто пал в сражении у Балаклавы».

В мае 1944 г. советские войска вышли на подступы к Се­вастополю и начали подготовку к штурму сильно укрепленных позиций противника. Главный удар был нанесен на участке Сапун-гора - берег моря. По склонам Сапун-горы змеились несколько ярусов траншей и проволочных заграждений. Долина внизу превращена была в обширное минное поле, 27 дзотов и 36 дотбй служили опорными пунктами оккупантов.

Утром 7 мая началась мощная артиллерийская подготовка. В 10 часов 30 минут па штурм высоты пошли воины 51-й и Приморской армий. Вершина горы была укреплена с особой тщательностью, на ней фашисты сосредоточили огромное количество военной техники. На взятие этого вражеского рубежа советское командование направило усилия 32-й гвардейской стрелковой и 77-й стрелковой дивизий.

Во время штурма советские воины проявили массовый героизм. Смертельно раненный сапер Федор Скорятин забросал вражеский дот противотанковыми гранатами (ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза), рядовой Ашот Маркарян закрыл своим телом лейтенанта Сахарова от вражеских пуль. Иван Яцупенко водрузил на гребне Сапун-горы красное знамя (это место отмечено мемориальным обозначением), приняв его из рук смертельно раненного Евгения Смеловича. Лейтенант Михаил Дзигунский повторил подвиг Александра Матросова...

Герои штурма Сапун-горы запечатлены на живописном полотне диорамы.
Едва отгремели бои, воины-освободители приступили к созданию монументов в память погибших товарищей. Так на освобожденной севастопольской земле поднялись памятники 51-й и Приморской армиям. Тогда не было времени приглашать специалистов и разрабатывать проекты, завозить мрамор или гранит... Памятники создавались из имевшихся поблизости, часто недолговечных материалов. Обелиск в честь Приморской армии (обелиск Славы) был реконструирован: в 1964 г. его облицевали гранитом, а еще через пять лет у подножия установили мемориальные доски с перечнем объединений, соединений и частей Советской Армии и Военно-Мор­ского Флота, принимавших участие в освобождении Севастополя в 1944 г. Монумент 51-й армии остался до сих пор в прежнем виде, хотя дважды разрабатывался проект его реконструкции.
К 25-летию освобождения Севастополя, в 1909 г., у обелиска Сла­вы сооружены две стены из розового гранита, на которых записаны имена 240 Героев Советского Союза, удостоенных этого звания за героизм и мужество, проявленные при освобождении города. Накаиуне 30-летия освобождения Севастополя рядом с ним появились мемориальные доски, на которых запечатлены 118 соединений и частей, удостоенных почетного наименования «Севастопольских»; 51 соединение и часть, которые награждены орденами и медалями за подвиги, совершенные ими в период освобождения Севастополя.

Главный и, безусловно, выдающийся памятник, увековечивший подвиг воинов-освободителей,— диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г.» (открыта в 1959 г.). Она не так велика, как знаменитая панорама, но имеет одно существенное преимущество - поставлена на месте изображаемого события. На полотне мы видим, более того - ощущаем неодолимую мощь атаки, ярость штурма, а выйдя на опоясывающий здание балкон, оказываемся в центре пейзажа, теперь мирного, но того же самого, что на огромной картине.

Перед зданием диорамы - открытая экспозиция, где можно увидеть образцы полевой и зенитной артиллерии, бронетанковую технику, гвардейские минометы «катюши», некоторые виды боевой техники Военно-Морского Флота периода Великой Отечественной войны. На склоне Сапун-горы выставлена трофейная немецко-фашистская боевая техника.

В честь павших героев, как символ их немеркнущей славы, горит у подножия обелиска Вечный огонь, зажженный в 1970 г., в день 25-летия Великой Победы. Вокруг памятников разбит парк. Трудно вырастить дерево на этой каменистой, безводной земле. Однако усилиями севастопольцев парк поднялся и радует своим зе­леным убранством.

Дальше наш путь пролегает вдоль гребня Сапун-горы к Севастопольской бухте. Влево от шоссе на Симферополь ответвляется короткая широкая аллея, обсаженная кипарисами. Она приводит к своеобразным пропилеям - монументальному входу, который образован склоненными знаменами, высеченными в известняке. По оси входа - обелиск. Его постамент облицован гранитными плитами.

Слева и справа от памятника - прямоугольные братские могилы, оформленные как газоны с широкими гранитными бортами. На граните - имена погребенных. А над плоскостями газонов возвышаются вертикали кипарисов. Перед нами некрополь периода Великой Отечественной войны.

В 1942 г. здесь, где расположилось теперь кладбище, шли бои. Тогда и приняла в себя земля прах павших воинов 8-й бригады морской пехоты, которой командовал легендарный полковник П. Ф. Горпищенко. После войны сюда перенесли останки героев, ранее захороненных в других местах.

Со временем это кладбище (его называют также кладбищем Горпищенко) превратилось в крупный мемориальный комплекс. Многие имена, начертанные на памятниках, вошли в историю второй героической обороны и освобождения Севастополя. Вся страна помнит и чтит Героев Советского Союза Н. Д. Фильченкова, В. Ф. Цибулько, И. М. Красносельского, Ю. К. Паршина, Д. С. Одинцова; и стар и млад знают в Севастополе юных партизан Юрия Рацко, Вилора Чекмака... Уже в послевоенные годы перезахоронен на кладбище прах полковника П. Ф. Горпищенко.

От кладбища за полчаса можно добраться до Суздальской горы над Севастопольской бухтой. На горе этой когда-то стоял памятник павшим в Инкерманском сражении. Ныне можно увидеть лишь фундамент и несколько обломков: памятник разрушен в 1941-1942 гг. (Прим.: памятник был восстановлен в начале XXI века).

На этом месте утром 24 октября 1854 г. предполагалась встреча двух войсковых колонн - генерала Соймонова (наступала из Севастополя по дну Килен-балки) и генерала Павлова (двигалась из Инкермана). Дальнейший план действий был таков: обе колонны, объединенные под командованием генерала Данненберга, должны были атаковать английские батареи на Казачьей горе, а после их взятия ворваться в неприятельский лагерь. Но колонна Соймонова по неизвестной причине поднялась на противоположный берег Килен-балки и напала на редут Виктория (холм, на котором он находился, чуть дальше конечной остановки троллейбуса № 7), в этой стычке Соймонов был смертельно ранен, и его войска отступили. Несмотря на такой срыв в начале операции, вновь прибывшие войска успешно атаковали англичан. За батареи на Казачьей горе шла рукопашная схватка, русская артиллерия громила английский лагерь. Лишь прибытие свежих французских войск решило исход дела - русским пришлось отступить.

Надо было срочно обезопасить русскую артиллерию. Командование поручило это Э. И. Тотлебену, и он свел ее с вершин холмов вниз по Георгиевской балке. Тем временем пароходы «Владимир» и «Херсонес» обстреливали неприятеля из своих бомбических орудий, мешая преследовать отступающих.

Осмотр поля Инкерманского сражения затруднен: здесь нет той точки, с которой можно охватить все одним взглядом. Местность изрезана балками. Склоны их круты и густо поросли лесом. Такой была картина этих мест и в 1854 г.

В память погибших в сражении англичане воздвигли два монумента - по обеим сторонам шоссе, там, где оно проходит у Казачьей горы. Ни один из этих памятников не сохранился. Но еще можно рассмотреть остатки рвов, валов и амбразур - последнее напоминание о событиях, не принесших славы британскому оружию.